• Главная
  • >
  • Бизнес
  • >
  • Должник с пелёнок. Как Сбербанк отнимает квартиру у детей.

Должник с пелёнок. Как Сбербанк отнимает квартиру у детей.

Алексей Березин не спеша показывает двухкомнатную квартиру в посёлке Дубровка Челябинской…

Время: 08:00&nbsp&nbsp&nbsp&nbsp Дата: Сегодня

Алексей Березин не спеша показывает двухкомнатную квартиру в посёлке Дубровка Челябинской области. Здесь он живёт вместе с тремя сыновьями. Сейчас старшему мальчику исполнилось 13 лет, младшим шесть и пять. Спят все в зале, хотя у младших ребят есть своя комната и двухэтажная кровать. Но малыши хотят быть поближе к папе. Боятся пока спать одни. В квартире идеальная чистота, простенькая, но современная мебель. Видно, что Алексей всеми силами пытается поддерживать в доме уют. На кухне висят детские рисунки, стоят вазочки с фруктами и печеньем. В детской аккуратно сложены игрушки. Трудно представить, что вот уже три года Алексей — отец-одиночка. Его жена Юлия умерла, а мужчина остался один с тремя детьми на руках.— Эту квартиру банк хочет забрать у детей за неуплату долгов, вот… — Алексей вздыхает и начинает свой рассказ. — Всё началось с того, что на предприятии мне сократили зарплату. Да не только мне, всем. Раньше получал 25–30 тыс., а после сокращения всего 7 тыс. — стало нечем платить по ипотеке. Мы с женой поехали в банк и попросили о реструктуризации долга. Нам отказали. Потом в течение двух месяцев мы не платили. У жены ещё был кредит в другом банке. На неё начали давить коллекторы. У жены началась депрессия. И вот… Я пошёл на работу, а в 11 часов дня мне позвонили и сказали, что жена умерла. Суицид…Алексей замолкает. Видно, что ему тяжело вспоминать то время. С женой у них была непростая история. Поженились, родился старший сын. Жили сначала на съёмной квартире, потом у тёщи. У Алексея родители давно умерли. В 2009 году, когда старшему сыну исполнилось 4 года, развелись. Алексей уехал работать в другой город. Но буквально через три месяца после развода вернулся проведать сына. Понял, что хочет вернуться в семью, и они с женой снова стали жить вместе. Правда, в загс так и не пошли. В результате в 2013 году ипотеку в Сбербанке Юлия оформляла уже после развода и формально Алексей не стал её наследником. Уже после официального развода с разницей в год у них родились два младших сына.Унаследовали квартиру, а заодно и ипотечные платежи, только дети. Конечно, платить собирался их папа. Только вот в посёлке оказались проблемы с работой и зарплатой. Сейчас Алексей работает слесарем-ремонтником на сортировочной установке зерна. Зарплата его сильно зависит от уборочной. Мужчина надеется, что уборочная пройдёт успешно и он сможет начать гасить кредит.После смерти жены Алексей ещё раз пошёл в Сбербанк и снова просил о реструктуризации долга. Подробно объяснил ситуацию, оставил заявку. Через две недели пришёл ответ: в реструктуризации отказать. В местном отделении Сбербанка пояснили только, что головной офис у них в Екатеринбурге. Заявление рассматривали там, и оттуда же пришёл отказ.Алексей начал ходить по инстанциям. Заезжал даже в Правительство Челябинской области. Объяснял, что ситуация нестандартная. Там мужчине ответили, что могут выделить помощь в размере 1,5–2 тыс. Больше ничем помочь не могут. Затем обратился в поселковую администрацию, и там Алексея познакомили с юристами, которые занялись его вопросом. Тем временем Сбербанк подал в суд на детей и выиграл дело. 16 августа состоится второй суд — будет рассматриваться апелляционная жалоба.— Суд решил выставить квартиру на торги, но даже после продажи с торгов я останусь банку ещё и должен, — рассказывает Алексей, показывая решение суда. — Долг 250 тыс. останется, а мы с сыновьями пойдём на улицу. Суд постановил детей выселить. А так если смотреть, то платить нам ещё 19 лет. Общий долг банку — почти 948 тыс. Сейчас выплачивать совсем не могу. Я сменил работу. Отработав полный месяц, получил 7300, а выплата по ипотеке 14 тыс.Как бы то ни было, но пока урегулировать конфликт мирным путём в банке не хотят. Особенно учитывая тот факт, что суд первой инстанции встал на сторону кредитора и постановил лишить ребят собственности.— Кредитор вправе требовать возврата долга, — отмечает юрист, руководитель социального проекта "Банкротство в подарок" Вячеслав Курилин (представляет интересы детей в суде). — Хотя здесь есть, безусловно, социальный момент. Ответчиками по делу являются дети. Поскольку именно они стали наследниками, на них ложится задолженность. Если сейчас не предпринимать никаких действий, то решение суда вступит в законную силу и попадёт к судебным приставам. Они уже будут решать, продавать это жильё или выселять семью. Поэтому мы уже подали апелляционную жалобу. Мы для себя видим решение этой ситуации в рамках закона о банкротстве, поскольку оно включает в себя стадию реструктуризации долга. Оно предполагает признание детей банкротами и составление графика погашения кредита. При этом пени и проценты не начисляются.Как ни странно, но такие ситуации в России не редкость. Банки не раз пытались взыскивать выплаты по кредитам с малолетних детей. В практике Вячеслава Курилина был случай, когда на годовалого ребёнка пытались повесить кредит в 5 млн рублей. Это нередкая ситуация, когда умирает мама, а родители ребёнка в разводе или вовсе не состояли в браке. В результате дети становятся единственными наследниками, а вместе с имуществом наследуют и долги. Что касается истории с годовалым ребёнком, то его от многомиллионного долга спасло только то, что он не унаследовал никакого имущества, а значит, и долги на ребёнка не перешли. Но чтобы это доказать, потребовалась помощь юриста.Здесь невольно вспоминается о социальной ответственности, про которую так часто говорят в Сбербанке. Например, в 2016 году были списаны все долги по кредитам, которые брали шахтёры, погибшие при аварии на шахте "Северная" в Воркуте. Тогда публичную благодарность Сбербанку вынес врио губернатора Коми Сергей Гапликов, подчеркнув высокую социальную ответственность его руководства. Он отметил, что долги горняков списали в тот же день, когда правительство региона обратилось в Сбер. Аналогичным образом банк неоднократно списывал долги погибших в крупных авариях и авиакатастрофах.Конечно, эти меры похвальны. Но списание таких долгов практически всегда происходят по одной схеме. К руководству банка обращаются чиновники, и после этого гасятся все задолженности трагически погибших. После этого банк громко хвалят за его благородный поступок. Но рядовая не нашумевшая трагедия проходит незамеченной мимо руководства Сбера. К таким историям относится и история Березиных. Сотрудники Сбера не думали о том, куда пойдут трое детей, когда их выселят из квартиры. Выходит, что социальную ответственность банк несёт очень избирательно.Герман Греф руководит Сбербанком с 2007 года. С тех пор он провозгласил курс на клиентоориентированность. Оценивая итоги первых семи лет на посту главы Сбера, он ставил такие задачи — стать семейным банком для нескольких поколений клиентов. Возможно, сотрудники на местах слишком буквально восприняли наказ своего руководителя. Действительно, если дети с младенчества будут наследовать долги своих родителей, то клиентами Сбера автоматически станет не одно поколение.

Источник: rusoboz.ru