Роботы начинают и выигрывают

Работа с 9 до 17 часов уходит в прошлое. Как и труд в одной фирме с 20 до 60 лет. Сегодняшний рынок труда — это гибкость и многозадачность. А каким будет завтрашний?

…Ученые предупреждают: роботизация может привести к сокращению 5 миллионов рабочих мест в 15 крупнейших экономках. Что касается Европы, то здесь на фоне развития новых технологий рынок лишится от 4 до 6 рабочих мест из 10 имеющихся.

Причем риски выше на юге континента. Сегодня 2 из 5 работодателей в странах «Большой двадцатки» не могут найти профессионалов с нужной квалификацией. Для Старого Света это означает 825 тысяч незаполненных вакансий к 2020 году. Дальнейшая автоматизация приведет к тому, что один специалист сможет попробовать себя на 15-20 рабочих местах в течение активной профессиональной жизни.

Программа «Реальная экономика» побывала на экономическом форуме в Брюсселе, где обсуждался вопрос: ведет ли развитие новых технологий к значительному росту экономики? Иначе говоря: будут ли люди жить лучше? Ждет ли нас замедление роста зарплат или, напротив, доходы начнут расти, как это случилось в Германии на фоне активной автоматизации в разных сферах?

Джереми Рифкин, президет, Foundation on Economic Trend: «Сегодня, запуская новые технологии, вы можете довольно точно просчитать динамику спроса на товары и услуги. В эпоху первой и второй промышленных революций экономическая инфраструктура была вертикальной: наверху — крупные международные компании, которые спускают свои предложения, инвестиции и прочее вниз. И ждут, когда снизу им вернут прибыль. Сегодня мы переживаем третью промышленную революцию, ее отличительная черта — горизонтальный охват. Да, вы можете попытаться монополизировать отрасль, рынок, и такие попытки порой предпринимаются правительствами, крупными игроками, типа «Фейсбука», «Амазона», «Твиттера». Но они приводят в конечном счете к потерям, поскольку не позволяет сектору впитать все многообразие существующих предложений и решений. Сегодня экономика движется вперед усилиями и больших, и малых игроков, общими усилиями».

А что думают по поводу нашего общего будущего сами компании?

Вопрос группе Uber: «Вы наблюдаете рост зарплат в нижнем эшелоне сектора цифровых технологий, сегодня, когда разрыв в ставках на рынке впечатляет?»

Пьер-Димитри Гор-Коти, Uber: «Я не думаю, что компании типа нашей существенно влияют на динамику зарплат на рынке. Мы — приложение, и люди вольны пользоваться нашими услугами или нет. Разумеется, мы постоянно отслеживаем динамику доходов наших шоферов, понимая что сегодня их заботит главным образом это. Получается, что технологические компании, стартапы с открытыми глазами готовятся к конкурентной борьбе со старыми игроками рынка».

Шаран Барроу, генеральный секретарь, Международная конфедерация профсоюзов: «Развитие цифровых технологий — это всего лишь рельсы в будущее. Они открывают перспективы. Посмотрите, какое сближение происходит между сектором реального бизнеса и влиятельных интернет-групп. Так, «Амазон» покупает продуктовые марки, финансовые группы и превращается в глобальный, транснациональный многопрофильный супермаркет. Если компания сохранит этот вектор развития, то станет громоздкой, неудобной для пользования. К тому же она использует кадры как роботов, все, что касается трудовых норм, правил, там достаточно неясно».

Не ущемит ли развитие цифровых технологий работников в Африке, Азии, где доходы большинства и так невелики?

Винни Бьянийма, исполнительный директор, Oxfam International : «Здесь важна роль властей, правительств: это они должны разработать правила, нормативы, которые позволят поставить цифровые технологии на службу абсолютного большинства, а не избранного меньшинства. То есть власти должны и вкладывать в развитие сектора, и следить за соблюдением правил игры».

Роберт Гордон, профессор экономики, NorthWestern University: «Сегодня роботы широко представлены в производстве, в складских помещениях, на отгрузке товаров. Но есть целые отрасли, роботами практически не охваченные: и частное строительство, и система здравоохранения, и высшая школа. Там машин или мало, или нет совсем. Я играю в игру «обнаружь робота» в повседневной жизни, слежу, где и как идет автоматизация. В нашей аптеке роботов нет, а они могли бы многое сделать: зарегистрировать рецепт, выдать заказ. Там в принципе человек мало нужен».

В прошедшее десятилетие ставка на автоматизацию привела к активизации европейского рынка научных и околонаучных профессий, технической и административной отраслей. Одновременно внедрение роботов сократило немало рабочих мест в строительном секторе и сельском хозяйстве».

В будущем целая армия работников рискует остаться не у дел: их работодатели поручат машинам функции, выполняемые людьми. Меньше рискуют те, чья работа сопряжена с творчеством, на которое робот не способен.

Умение нестандартно мыслить плюс хорошие навыки в сфере цифровых технологий — и вот уже у соискателей возрастает шанс найти новую перспективную работу в технологическом, медицинском, научном секторах, где к 2030 году ожидается 8-9- процентный рост числа ставок. Причем многие из этих работ будущего сегодня просто не существуют.

Что необходимо изменить в европейском законодательстве, чтобы стимулировать создание рабочих мест завтрашнего дня?

Пьер-Димитри Гор-Коти, Uber: «Необходимы как минимум два важных шага. Во-первых, изменить концепцию социального покрытия. Сегодня все социальные преимущества увязаны на работодателях, компаниях, а нужно, чтобы человек мог напрямую получить доступ к соцкассе. Если я решил немного подработать на Uber, параллельно выполняя заказы и для других работодателей, я должен иметь те же социальные гарантии, что и работники, которые трудятся в фирме или на фабрике. Второе важное преобразование — обеспечение доступа к постоянному профессиональному совершенствованию и обучению. Сегодняшние пользователи приложений типа Uber должны быть готовы к технологическим переменам завтрашнего дня».

Кристо Каарманн, исполнительный директор, Transferwise: «Следует больше ориентировать сегодняшних школьников и студентов на науку и технологии. Их следует учить писать программы, понимать, как создается и продвигается продукт или услуга, они должны знать, что многие профессии сегодняшнего дня скоро исчезнут или радикально изменятся. Речь прежде всего идет о тех функциях, которые не создают заметной добавочной стоимости».

Итак, как перейти от слов к делу?

Шаран Барроу, генеральный секретарь, Международная конфедерация профсоюзов: «Необходимо заключить новый общественный договор. Существующий либо частично устарел, либо перестал соблюдаться, либо и то, и другое. В новый договор необходимо внести краеугольные положения: гарантированную минимальную зарплату, соцпакет, право коллективных переговоров. Наверное, никто не хочет, чтобы его дети и внуки работали в условиях первых промышленных революций. А на деле зачастую так и происходит».

Марко Бутти, экономико-финансовое управление, Еврокомиссия: «Все зависит от того, какие политические решения мы будем принимать. Они и определят вектор развития рынка труда. Сегодня нам нужно обеспечить максимально безболезненный переход от эпохи сокращения устаревающих профессий к эпохе новых карьерных возможностей. Для этого важно учиться на протяжении всей жизни, менять профориентацию; также нужны реформы на рынке товаров и услуг. Только так мы сможем совершить рывок наилучшим образом».

Джереми Рифкин, президет, Foundation on Economic Trend: «Технологии никогда не бывают нейтральными, за них, за сопряженные с ними улучшения, приходится платить. Сегодня верно говорить о видоизменении концепции глобализации в глокализацию — это появление новых технологических инфраструктур на местах, в регионах, городах. Такой формат позволяет каждому участвовать в экономическом процессе, достаточно включить смартфон».

Источник: ru.euronews.com